Кузнецы оружия Победы

Кузнецы оружия Победы

Борис Львович Ванников


Рассказ об этих людях хотелось бы начать с самого значительного руководителя из этой легендарной когорты, человека, который руководил всей военной промышленностью СССР и которого бросили в подвалы Лубянки за две недели до немецкого вторжения и зверски пытали, добиваясь признания, что он немецкий шпион, купленный Гитлером, посулившим ему пост министра в правительстве Третьего рейха.

Что ж, совсем неглупая мысль, если бы была она и правдой. Ибо пытали лубянские палачи наркома вооружения СССР Бориса Львовича Ванникова, который всей деятельностью своей доказал, что ему любой пост по плечу.

И вдруг в начале июля 1941 года прямо в камере объявил ему один из подручных Берии, что началась война, немцы наступают, необходимо перебазировать всю военную промышленность на восток и срочно нужен план этого небывалого перемещения.

План был готов через четыре дня и немедленно представлен Сталину. 20 июля Ванникова прямо из камеры привезли в кабинет «гениального полководца», и тот, даже не извинившись за бесчестье и муки, обрушенные на наркома по его приказу, сказал, что план одобряет и исполнение его возлагает… на Ванникова.



И вот когда мы сегодня поражаемся титанической работе, позволившей переместить военную промышленность и инфраструктуру СССР на восток, без всякой паузы развернуть их там, наладить в нарастающих темпах выпуск оружия и боеприпасов, когда спрашиваем, кто же организовал, кто руководил, есть все основания ответить — евреи.


Практически создали новую военную промышленность СССР в годы войны и руководили ею евреи. Именно они организовали эвакуацию военных производств, организовали и руководили строительством новых предприятий, организовали и руководили их работой. Именно их стараниями было обеспеченно производство оружия в количестве и качестве, позволивших победить.



С позиций нашей сегодняшней осведомленности о военном и промышленном потенциале СССР перед войной германское вторжение в 1941 году представляется чистейшей авантюрой. Не говоря уж о подавляющем преимуществе в мобилизационных возможностях, Советский Союз в момент начала войны не только не уступал Германии и ее союзникам в количестве соединений и численности вооружения и боевой техники, но и превосходил значительно.

Однако операция «Барбаросса», учитывая это, делала ставку на молниеносный разгром Красной Армии и захват территории, где были сосредоточены основные мощности советского военно-промышленного комплекса. Мы знаем теперь, что этот расчет в значительной мере оправдался. Регулярные советские войска были уничтожены, миллионы военнослужащих попали в плен. Западная часть европейской территории СССР была оккупирована вместе с заводами, основными базами и стратегическими запасами.



Однако ценой неимоверных усилий, колоссальных жертв и драконовских мер Советам удалось отмобилизовать, развернуть, вооружить и бросить в бой достаточное количество новых соединений и объединений. Удалось также вывезти основное оборудование и кадры большинства стратегически важных предприятий военной промышленности, в короткий срок развернуть их на востоке страны и наладить выпуск вооружения и боеприпасов. При этом военная продукция в основном не уступала по боевым характеристикам германской, а по количеству значительно превосходила ее.



Достаточно достоверное представление об этом дает такое соотношение: за годы войны произведено винтовок и карабинов в СССР — 12 миллионов, в Германии и странах оккупированной Европы — 10, автоматов соответственно — 6,1 миллиона и 1,2 миллиона, пулеметов — 1,5 миллиона и 1,2 миллиона, орудий и минометов — 482 тысячи и 319 тысяч, танков и самоходных орудий — 103 тысячи и 53 тысячи, самолетов — 112 тысяч и 89 тысяч.



Добиться такого внушительного перевеса было весьма непросто, потребовались титанические усилия всего общества, работа на предприятиях велась без каких-либо норм и ограничений в смысле охраны труда, обеспечения сколько-нибудь сносных условий быта и питания. Впрочем, об этом написано немало книг, нередко исполненных ложного пафоса, но в общем передающих картину невероятного напряжения, а то и подвижничества.

Однако, сколько ни читай эти книги, сколько ни смотри на экран или на сцену, не найдешь почти никаких сведений об участии в этом гигантском процессе советских евреев. Между тем их было на не оккупированной территории до 2,5 миллиона. И если учесть полмиллиона, находившихся на фронте, то два миллиона оставались в тылу. Имеется множество достоверных свидетельств, что не менее половины из этого числа, то есть до миллиона человек, трудились на предприятиях, так или иначе связанных с производством вооружения или боеприпасов. И были это в основном женщины или подростки — автор этой книги в том числе, ибо боеспособные мужчины воевали, кроме особо ценных специалистов.




Сколько-нибудь обобщенных данных о таких тружениках, однако, найти не удалось, да и нет их, скорее всего. И о руководителях-евреях, как понимаете, никаких обобщенных данных не найти. Однако это люди, чью деятельность совершенно уж затушевать советским и партийным органам не удалось, хотя в официальной печати не отыщешь сведений об этих выдающихся руководителях, инженерах и конструкторах военной промышленности, в которых прямо сказано, что они — евреи.

Но и совершенно умолчать об их деятельности было тоже невозможно, хотя бы потому,

что в числе этих людей насчитывалось 29 генералов,
12 Героев Соцтруда и более
300 лауреатов Сталинской премии.


Только среди генералов — два наркома оборонной промышленности (а было таких наркоматов всего пять),
два выдающихся авиаконструктора,
17 директоров крупнейших военных заводов.




Гораздо меньше (почти ничего!) известно о сотнях других евреев,
не столь высокопоставленных, но тоже занимавших ключевые посты во всех почти отраслях науки, техники и производства, в изобилии обеспечивавших фронт всем необходимым для боя и Победы.

Строительство



Первоначальной задачей была строительная подготовка для сотен заводов, изготовлявших оружие и обеспечивавших эти производства металлом, химией и комплектующими. Рабочая сила для этого имелась: трудармия, женщины и подростки. Немалую часть составляли и заключенные, узники ГУЛАГа, используемые в основном на строительстве. Дело упиралось в рациональную организацию строительных работ, позволявшую еще в процессе строительства выдавать военную продукцию.

Именно такую систему разработал и внедрил коллектив инженеров под непосредственным руководством Семена Захаровича Гинзбурга, который был в то время наркомом строительства.


И в военные годы он руководил строительством сложнейших и громадных производственных комплексов. На Урале эти функции в основном были возложены на Вениамина Эммануиловича Дымшица, выдающегося организатора и производственника, сумевшего за 6–8 месяцев построить в этом регионе колоссальный военно-промышленный комплекс, выпускавший по основным позициям не меньше оружия, чем вся Германия в целом. Считаю необходимым назвать имена и других, наиболее значительных из этих евреев:

Шапиро С. Г. — начальник Главного военно-промышленного управления при СНК СССР;

Левин И. А. — начальник Главэлектромонтажа;

Офенгейм Г. Г. — начальник Главдальстроя;

Василевицкий В. А. — начальник Главбоеприпасстроя;

Рапопорт Я. Д. — начальник Главгидростроя;

Шлюгер И. С. — начальник Главсвязьстроя;

Френкель Н. А. — начальник Главжелдорстроя;

Бернштейн Л. Б. — начальник строительства объектов для Северного флота;

Гренадер Д. С. — начальник строительства заводов в Сибири;

Шильдкрот М. А. — начальник строительства Танкограда на базе Челябинского тракторного завода.


Боеприпасы



Ванников после выполнения плана эвакуации был назначен наркомом боеприпасов. Он родился в 1897 году в селе Биби-Эйлат, близ Баку, участвовал в Гражданской войне, затем окончил Московское высшее техническое училище имени Баумана. Был инженером, главным инженером, директором крупнейших военных заводов и, как уже сказано, наркомом вооружения. Эта отрасль в войну была разделена, и наркомат, который возглавил Ванников, обеспечивал боеприпасами все рода войск, авиацию и флот, производил взрывчатые вещества и пороха, зажигательные, дымовые, осветительные и пиротехнические составы.




Тогда эта отрасль переживала, в сущности, трагедию. Исторически сложилось так, что большая часть ее предприятий располагалась на юге России, в центральных районах и в Ленинградской области. Во второй половине 1941 года из строя выбыло 303 таких предприятия, оставшиеся изготовили немногим больше половины планового задания. Возник снарядный голод, который усугубила потеря всех базовых складов, захваченных немцами.

В мои задачи не входит описывать все проведенные Ванниковым масштабные мероприятия, позволившие уже в следующем году преодолеть этот голод и наладить бесперебойный выпуск достаточного количества боеприпасов всех видов. Одним из таких мероприятий, в частности, было переключение на производство боеприпасов 1300 предприятий других ведомств. Достаточно сказать, что уже в первой половине 1942 года выпуск боеприпасов увеличился почти на 70 процентов, а в дальнейшем рос поражающими воображение темпами.

Еще более впечатляют итоговые цифры. За годы войны было произведено более 333 миллионов снарядов, 243 миллиона минометных мин, 14,5 миллиона реактивных снарядов для «катюш», 200 миллионов ручных гранат, 40,5 миллиона авиабомб, 21,4 миллиарда патронов, многие миллионы тонн взрывчатки и порохов. Вот что обрушилось на головы нацистских извергов! И в том, что это было своевременно и в достаточном количестве произведено, огромная заслуга Бориса Львовича Ванникова. В 1944 году, с интервалом в 10 месяцев, ему было присвоено два звания: генерал-лейтенанта и генерал-полковника, он стал Героем Соцтруда, награжден полководческими орденами 1-й степени Суворова и Кутузова.

Среди руководителей наркомата боеприпасов немало евреев. Начальником Главного управления этого ведомства был генерал-майор инженерно-артиллерийской службы Виктор Абрамович Землеруб, один из выдающихся конструкторов ручных гранат. Крупнейший в стране специалист по взрывчатым веществам генерал-майор инженерно-артиллерийской службы Самуил Григорьевич Франкфурт возглавлял Главное управление наркомата, ведавшее производством взрывчатки и порохов. Видный изобретатель взрывателей Герой Соцтруда генерал-майор инженерно-артиллерийской службы Давид Николаевич Вишневский курировал их производство. Главным металлургом наркомата был А. Ф. Ланда.

эпизод
Из книги «Еврейский меч России»
Марк Штейнберг

Читай по теме:

Король танков

Новость отредактировал: oldkadet - 9-09-2019, 20:29
Причина: Восстановлены утраченные фотографии и восстановлен текст